Официальный сайт попечительского совета Свято-Боголюбского монастыря

Новости

9 ст.ст./ 22 января н.ст.
9 ст.ст./ 22 января н.ст. 1440 года родился первый государь в...
Подробнее...

6 ст.ст./ 19 н.ст января
6 ст.ст./ 19 н.ст января Православная Церковь отмечает Св�...
Подробнее...

5 ст.ст./ 18 января н.ст
Благодарим всех приславших поздравления на адрес мона...
Подробнее...

21 декабря ст.ст./ 3 января н.ст.
21 декабря ст.ст./ 3 января н.ст. Русская Православная Цер...
Подробнее...

19 декабря ст.ст./ 1 января н.ст.
19 декабря ст.ст./ 1 января н.ст. Русская Православная Цер...
Подробнее...

Контакты

601270, пос. Боголюбово, Суздальский район, Владимирская область, Боголюбский женский монастырь.
Телефон монастыря: 8-4922-30-05-34

От Москвы до Боголюбово можно добраться с Курского вокзала поездом (по расписанию) или автобусом (с 6-оо до 20-00 с интервалом каждые полчаса) ежедневно до г. Владимира (стоимость 250 руб).

Далее городскими маршрутами - до Боголюбово примерно 6 км (до монастыря): практически на любом автобусе - до ВХЗ (Владимирского хлебозавода) и там уже можно воспользоваться гораздо большим количеством маршрутов (стоимость 10 руб).

Также с Владимирского вокзала можно добраться на такси: тел. 40-02-02 (стоимость до монастыря 110,0 руб., от монастыря до вокзала - 140,0 руб.). Другие телефоны такси в г. Владимире: 35-35-35, 42-01-01, 32-15-25, 44-16-44 - код города - 4922 (цену надо уточнять).

Из Москвы во Владимир автобусы ходят также с Щёлковского вокзала (см. расписание движения автобусов).
Граф Алексей Андреевич Аракчеев
Алексей Андреевич Аракчеев (23 сентября (4 октября) 1769, имение отца в Новгородской губернии – 21 апреля (3 мая) 1834, с. Грузино Новгородской губернии) – русский государственный и военный деятель, граф (1799), генерал от артиллерии (1807). Происходил из дворянского рода Аракчеевых.
Первоначальное образование Алексей Аракчеев получил под руководством сельского дьячка, которое состояло в изучении русской грамоты и арифметики. К последней науке мальчик чувствовал большую склонность и усердно ею занимался. Андрей Андреевич Аракчеев (1732–1797) поместил своего сына в артиллерийский кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Быстрые успехи в науках, особенно в математике, доставили ему вскоре (в 1787) звание офицера.
thumb_lisiansky2В свободное время давал уроки по артиллерии и фортификации сыновьям графа Николая Ивановича Салтыкова. Спустя некоторое время наследник престола Павел Петрович обратился к графу Салтыкову с требованием дать ему расторопного артиллерийского офицера. Гр. Салтыков указал на Аракчеева и отрекомендовал его с самой лучшей стороны. Алексей Андреевич в полной мере оправдал рекомендацию точным исполнением возлагавшихся на него поручений, неутомимой деятельностью, знанием военной дисциплины, строгим подчинением себя установленному порядку. Все это вскоре расположило к Аракчееву великого князя. Алексей Андреевич был пожалован комендантом Гатчины и впоследствии начальником всех сухопутных войск наследника.
По восшествии на престол император Павел Петрович пожаловал весьма много наград, особенно – приближенным. Аракчеев не был забыт: так, будучи полковником, он был пожалован 7 ноября 1796 года (год восшествия на престол императора Павла) петербургским комендантом; 8 ноября произведен в генерал-майоры; 9 ноября – в майоры гвардии Преображенского полка; 13 ноября – кавалером ордена Святой Анны 1-й степени; в следующем 1797 году 5 апреля, на 28 году от роду, ему было пожаловано баронское достоинство и орден Святого Александра Невского. Кроме того, государь, зная недостаточное состояние барона Аракчеева, пожаловал ему две тысячи крестьян с предоставлением выбора губернии. Аракчеев затруднялся в выборе имения. Наконец он выбрал село Грузино в Новгородской губернии, ставшее впоследствии историческим селом. Выбор был утвержден государем.
В страшные годы предательства императора Павла I граф Алексей Андреевич Аракчеев был спасителем России, которую «освободители» тогда уже намеревались превратить в демократическую республику, сделать ее добычей инородцев и иностранцев и отдать русских православных в рабство.
Аракчеев оболган либерально-прогрессивной историей, т.е. историей масонской, но его заслуги перед Россией и беззаветное служение ей не могут затемнить ложь и клевета «антихристовых рабов» – вольных каменщиков. «Сердце мое чисто и дух прав перед тобой!» – начертал граф Аракчеев на памятнике, воздвигнутом своему благодетелю императору Павлу в Грузине...
Один из немногих, Аракчеев с сознанием своей правоты мог написать Императрице Марии Феодоровне: «Кто чист душой и помышлением моему единственному отцу и благодетелю, также вечно будет предан и Всеавгустейшему его семейству». Царевич Александр знал чистую душу Аракчеева и не мог не питать к нему доверия, дружбы и любви.
В пору гатчинских упражнений наследник престола уже был знаком с ревностным служакой, артиллерийским офицером, и не раз этот артиллерист, с вечно холодным выражением лица, ограждал юношу от порывов гнева его батюшки. Александр полюбил Аракчеева. В 1797 году он пишет Аракчееву из Москвы: «Друг мой Алексей Андреевич, я пересказать тебе не могу, как я рад, что ты с нами будешь. Это будет для меня великое утешение и загладит некоторым образом печаль разлуки с женой, которую мне, признаюсь, жаль покинуть».
Когда по проискам врагов 1 февраля 1798 года Аракчеев был уволен в отпуск для излечения, то Александр пишет Аракчееву трогательное письмо и заканчивает: «Остаюсь на век твой верный Друг». По восшествии на престол Александр первые два года не тревожил Аракчеева, занимаясь с усердием, но без убеждения в заседаниях Негласного комитета либеральными новшествами. Как только интерес к реформам стал ослабевать, был вызван из имения Грузина Алексей Андреевич, и ему снова было приказано быть инспектором артиллерии. Здесь в течение пяти лет Аракчеев проявил самую кипучую деятельность и на почве чисто артиллерийской сделал много существенного.
А 28 июня 1807 года из Таурогена он получил такого рода рескрипт: «Господин генерал-лейтенант граф Аракчеев! Доведение до превосходного состояния артиллерии и успешное действие оной в продолжение всей войны, также исправное снабжение оной всем нужным обязывает меня сделать достойное воздаяние заслугам Вашим: посему приказом моим вчерашнего дня произведены Вы в генералы от артиллерии. Примите сей знак моей признательности и особого моего благоволения, с коими пребываю Вам благосклонный – Александр».
13 января 1808 года Аракчеев назначен военным министром. Вскоре он был командирован в Финляндию, чтобы лично руководить действиями военачальников и не затягивать кампании. Тут влияние его оказалось полезным, и шведская война закончилась сравнительно быстро. «Надо отдать беспристрастно должное Аракчееву, что, когда он находился на высоте порученного ему дела и имея способность работать без устали, исполнял успешно все то, что ему было поручено. Сдав должность военного министра, он, как председатель Военного Департамента в Государственном Совете, не мешал Барклаю де Толли приводить армию в надлежащий вид и помогал ему в работах в течение 1810 и 1811 годов для подготовки борьбы с Наполеоном, будучи посвящен во все детали громадных подготовлений. Эта осведомленность Аракчеева помогла ему исполнять должность почти единственного секретаря Государя во время Отечественной войны. В Отечественную войну Аракчеев был в действительности секретарем Государя по всем военным делам. То же самое происходило во время кампании 1813 и 1814 годов, и записок за это время сохранилось около ста» (Великий князь Николай Михайлович. Император Александр I).
Александр ценил и уважал Аракчеева как самоотверженного служаку и своего друга. Летом 22 мая 1814 года из Англии Александр Аракчееву написал такого рода исповедь: «С крайним сокрушением я расстался с тобой. Прими еще раз всю мою благодарность за столь многие услуги, тобой мне оказанные и которых воспоминание навек останется в душе моей. Я скучен и огорчен до крайности. Я себя вижу после 14-летнего тяжелого управления, после двухлетней разорительной и опаснейшей войны лишенным такого человека, к которому моя доверенность была неограниченна, всегда я могу сказать, что ни к кому я не имел подобной и ничье удаление мне столь не тягостно, как твое. Навек тебе верный друг». В этих словах вылилось все, что мог Александр высказать верному служаке и точному исполнителю всех предначертаний.
Думается, что в тяжелые годы борьбы с Наполеоном Аракчеев был действительно тем неотлучным и необходимым лицом, на работу которого монарх мог положиться при своих сложных и разносторонних занятиях и обязанностях. За эпоху войн вряд ли Александр Павлович нашел бы другого человека для такой сложной и кропотливой работы, который бы все исполнял быстро и точно.
После Отечественной войны для Государя иметь Аракчеева стало необходимостью, Александр много понял и многому научился. Император Александр вынес определенное недоверие к дворянству, которое скорее было на стороне Наполеона, чем на стороне своего Государя. «Император, – пишет великий князь Николай Михайлович, – чувствовал, что при совершившейся в нем нравственной перемене ему этот человек нужен – как знавший его предначертания по делам вообще и как лицо, на которое он мог всецело положиться, что он его поймет, не выдаст и не подведет».
Аракчеев служил своему Венценосному Повелителю бескорыстно. Отказываясь от всех внешних отличий, как от знаков ордена св. Андрея Первозванного, а потом и от фельдмаршальского жезла, предложенного ему по занятии Парижа, Аракчеев этим самым подчеркивал перед Государем свое бескорыстие и свою преданность ему одному. Граф Аракчеев был «без лести предан» Александру так же, как и его отцу Павлу Петровичу. «Истинно всякое от вас поручаемое дело принимаю себе высшей наградой и считаю для себя удовольствием быть вам, батюшка, хоть мало в чем полезен», – писал граф Аракчеев по поводу повеления Государя организовать военные поселения, устройство которых Аракчеев считал нецелесообразным.
Масоны, захватившие историю в свои руки, устройство военных поселений приписывали графу Аракчееву, хотя это совершенно не соответствует действительности. Граф Аракчеев, как и генерал-фельдмаршал Барклай де Толли и генерал-лейтенант Дибич, высказывался против устройства военных поселений. «Всем было известно, что многие лица, стоявшие во главе администрации, в том числе и граф Аракчеев, были против устройства военных поселений, что Аракчеев предлагал сократить срок службы нижним чинам, назначив его вместо 25-летнего восьмилетним, и тем усилить контингент армии» (Великий князь Николай Михайлович. Император Александр I).
Идея военных поселений – масонская идея. Впервые она была высказана в России масоном князем Щербатовым в его утопии «Путешествие в землю Офирскую» (около 1784 г.). Идея военного социализма никогда не умирала среди братьев вольных каменщиков, которые на словах стремились облагодетельствовать весь род людской и создать на этой грешной земле лучезарное масонское царство Астреи. Император Александр I, как и всякий монарх, имея в виду благо и счастье своих подданных, ступил на путь организации военных поселений как меры высоко гуманной, проникнутой великодушными стремлениями. Не консерваторы, а либералы-масоны были самыми рьяными сторонниками военных поселений.
Но это не помешало «братьям» сделать главным виновником военных поселений графа Аракчеева и в течение долгих лет с откровенным цинизмом втирать очки легковерному русскому обществу «аракчеевскими поселениями». Враги Православия, Царя и России – масоны трепетали перед «железным графом». Они оклеветали графа Аракчеева как своего лютого врага, потому что Аракчеев не давал им потачки. Благодаря Аракчееву был выслан изменник России Сперанский. При деятельном содействии Аракчеева было ликвидировано Библейское Общество, стремившееся ниспровергнуть Православную церковь. По настоянию графа Аракчеева были удалены с важных государственных постов масоны граф В.П. Кочубей, князь П.М. Волконский, Закревский и князь А.И. Голицын.
В последние годы царствования Императора Александра I трон был окружен клятвопреступниками. Нужна была диктатура, железная воля и твердая рука, и все это нашлось в лице графа Аракчеева. Один против страшной темной силы целые годы, ненавидимый «передовым обществом», стоял граф Аракчеев на защите самодержавия и России. И граф Аракчеев исполнил бы свой долг до конца, он задушил бы масонскую революцию, если бы обстоятельства сложились иначе. Аракчеев не мог жить и действовать без своего Государя, который готовил себя к другой жизни и фактически разрывал с этим многомятежным и суетным миром. Император Александр в последние годы не повелевает, а тоскует и молится, он готовит себя к мученическому концу…
Аракчеев не принял участие в подавлении восстания декабристов, за что и был отправлен в отставку Николаем I. Сохранив звание члена Государственного совета, Аракчеев отправился путешествовать за границу. В 1833 Аракчеев внес в государственный заемный банк 50 000 рублей ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке девяносто три года неприкосновенною со всеми процентами: три четверти из этого капитала должны быть наградою тому, кто напишет к 1925 году (на русском языке) лучшую историю царствования Александра I, остальная четверть этого капитала предназначена на издержки по изданию этого труда, а также на вторую премию, и двум переводчикам по равной части, которые переведут с русского на немецкий и на французский языки удостоенную первой премии историю Александра I. Аракчеев соорудил Благословенному перед соборным храмом своего села великолепный бронзовый памятник, на котором сделана следующая надпись: «Государю-Благодетелю, по кончине Его». Последним делом Аракчеева на пользу общую было пожертвование им 300 000 рублей для воспитания из процентов этого капитала в Новгородском кадетском корпусе бедных дворян Новгородской и Тверской губерний.
Здоровье Аракчеева между тем слабело, силы изменяли. Николай I, узнав о его болезненном состоянии, прислал к нему в Грузино лейб-медика Вилье, но последний не мог ему уже помочь, и накануне Воскресения Христова, 21 апреля 1834 года, Аракчеев скончался, «не спуская глаз с портрета Александра, в его комнате, на том самом диване, который служил кроватью Самодержцу Всероссийскому». Прах Аракчеева покоится в храме села Грузина, у подножия бюста императора Павла I.
Иванов В.Ф.
"Русская интеллигенция и масонство: от Петра I до наших дней"
 

А знаете ли вы...

Какая страна дала миру больше всего святых?

Видео

Фото